Крымская осень Аксенова. Как «глава» оккупированного Крыма теряет власть, и что его ждет дальше

Публікації
Микола Карпенкодля QHA media
08 Листопада 2019, 21:15
Микола Карпенкодля QHA media
08 Листопада 2019, 21:15
Микола Карпенкодля QHA media

Откровенно затянувшаяся процедура переназначения членов «правительства Крыма» на этой неделе начала обретать ясные контуры и логику. И она свидетельствует о том, что Кремль хочет максимально контролировать все процессы в регионе. Сергеем Аксеновым недовольны и это факт. Единственным кредитом доверия к нему остается роль в событиях 2014 года. Но и эти во всех смыслах сомнительные «заслуги» имеют угрозу обнулиться.


Тройка на выход


Исходная ситуация была достаточно простой и понятной: с начала сентября крымский «совмин» попросту не заседал. Хотя формально для его текущей работы не было никаких препятствий: новый «председатель» Юрий Гоцанюк был назначен еще 1 октября, а все министры работали с приставкой «и. о.». Стало ясно, что в кабинетах на Кирова, 13 и Карла Маркса, 18 идет непростое перетягивание канатов и подковерная борьба за распределение квот и сфер влияния. Плюс к этому – всех потенциальных кандидатов в «министры» должны были согласовать с Москвой, а значит и Старая площадь явно не один раз уже говорила «нет» той или иной креатуре.

Собственно, вся история с назначением «главы администрации» Симферополя также вписывалась в эту логику. И пока, следует констатировать, на этом локальном участке Сергею Аксенову удалось закрепиться. Но победа может быть пирровой, потому что в последние дни «глава Крыма» потерял куда больше.

Итак, 6 ноября было объявлено о том, что «вице-премьеры» Дмитрий Полонский, Лариса Опанасюк и Алла Пашкунова уходят со своих должностей и более не будут работать в «правительстве». Каждая из этих личностей играет уникальную роль в нынешней оккупационной власти Крыма и потому их уход – это своеобразный сигнал – время «команды победителей» заканчивается.

Дмитрий Полонский для Аксенова был сразу всем – и Геббельсом пропаганды, и Сусловым идеологии, и просто близким человеком, если не другом. Его политический путь пестрит неожиданностями: когда-то, в 2004-м году он был доверенным лицом кандидата в президенты Украины, лидера Соцпартии Александра Мороза, потом – достаточно длительное время был членом партии «Батькивщина» и руководил штабами БЮТ разного уровня. Но в 2009-м году он резко перешел в ряды движения-партии «Русское единство» и стал плечом к плечу с Аксеновым, в 2010-м избравшись депутатом Симферопольского горсовета от этой политсилы. Так и очутился он в марте 2014-го сначала на должности «министра внутренней политики, связи информации», позже добавив к ней «вице-премьерскую» регалию, а в 2018-м – потеряв должность «министра».

Именно Полонский – единоличный автор всей информационно-пропагандистской стратегии крымской оккупационной власти, в которой регион окружен врагами со всех сторон, внутри Крыма действуют различные диверсанты и шпионы, но над всем этим парят два героя – Путин и Аксенов, которые защищают крымчан от всех напастей. Нельзя не признать, что Полонскому и его подручным – Вадиму Первых и Олегу Крючкову удалось создать уникальный по цинизму информационный продукт: любые негативные явления в жизни Крыма либо замалчивались, либо показывались исключительно в выгодном для власти свете, критика была искоренена, а наличие другого мнения в информпространстве воспринималось как провокация. Достаточно заметить, что при искоренении всех независимых СМИ, самыми неудобными для Полонского стали корпункты всероссийских газет, информагентств и телеканалов – им-то не прикажешь, поэтому приходилось идти на прямое вмешательство в их работу, и «звонки сверху» стали обычной практикой для руководителей подразделений даже таких лояльных пропагандистских вещателей как ВГТРК, МИА «Россия сегодня» и «Российская газета».

В итоге: Полонский накопил критическое количество негатива. К этому добавляется кулуарная информация, что «вице-премьер» несколько раз горел на взятках, причем, спецслужбы его задерживали при получении оных, и только личное заступничество Аксенова в Москве позволяло решить ситуацию. Не будет преувеличением сказать, что к концу 2019 года у Полонского попросту не осталось в крымской «власти» людей, воспринимавших его хотя бы нейтрально – он стал раздражителем для всех. 

Информацию же Аксенова о том, что Полонский возглавит некую «инвестиционную компанию», скорее следует рассматривать как хорошую мину при плохой игре. Потому как эта «инвестиционная компания», скорее всего, будет играть роль агрегатора финансовых ресурсов для ближнего круга и самого Аксенова – такая себе «тумбочка» на черный день. Но удастся ли уйти тихо и красиво и не возникнут ли к Полонскому вопросы у «органов» – большой вопрос. В путинской России после примеров охоты силовиков на представителей властных верхушек Дагестана, Коми и Сахалина зарекаться ни от чего нельзя. А потому – не будет удивительно, если Дмитрий Полонский в ближайшие месяцы вообще выпадет из поля публичности – например, отправится путешествовать. А там, глядишь, и инвестиции подоспеют.

Аналогично Полонскому максимум негатива – причем именно публичного – накопила вокруг себя и Лариса Опанасюк. Ее карьера до 2014 года была связана с высокими постами в Совмине – глава юридического управления, замминистра Совета министров, председатель Рескома по охране культурного наследия. С марта 2014-го – она бессменный «вице-премьер – руководитель аппарата Совмина», то есть – руководитель всей бюрократии и делопроизводства оккупационной власти. В этой сфере она также замкнула на себя несколько курируемых «министерств» - культуры, образования и науки, «комитет» по охране культурного наследия, и вмешивалась в распределение бюджетных средств.

Также ей приписывают построение четкой системы «откатов» через своих протеже в руководстве культурных памятников (Бахчисарайский дворец, Генуэзская крепость в Судаке и т. д.). В политическом смысле Опанасюк не сходила с радаров в связи с карьерой в шоу-бизнесе ее дочерей Анны и Марии на материковой Украине. Доходило даже до слухов о том, что она тайно посещает материк.

Опанасюк и Полонского также рассматривали как неких «смотрящих» за собственностью многих украинских бизнесменов и публичных людей в Крыму. 

В общем, Лариса Опанасюк давно была мишенью для негатива, и теперь ее время настало.

И Полонский, и Опанасюк – люди из ближайшего окружения Аксенова. Они знают о нем многое (в том числе благодаря мужу Опанасюк – бывшему председателю Центрального райсуда Симферополя), они знают все о 2014-м и последующих годах.

Их потеря для Аксенова - очень сильный удар.

Он вынужден согласиться с уходом наиболее доверенных лиц и однозначно – уходят они не по его воле. Это значит, что доводам и гарантиям Аксенова в Москве больше не верят (ведь в первый раз вопрос по отставке обоих ставился еще летом 2015 года).

Алла Пашкунова в контексте этих отставок играет роль «разменной монеты». Чиновница из ближнего круга «главы госсовета» Владимира Константинова занимала свой пост с октября 2014 года и проявила себя как достаточно стабильный управленец без политических амбиций и конфликтов интересов. Она умела не собирать негатив вокруг себя, и, как говорят, за пять лет на «должности» попросту устала – и сама была не против сменить место работы. Но именно ее принадлежность к квоте Константинова и играет роль символического размена – раз уходят близкие Аксенову люди, должны уйти и люди Константинова. 

Интересно отметить, что Опанасюк и Пашкунова в самом ближайшем будущем могут стать конкурентками на занятие синекуры – должности «уполномоченного по правам человека в Крыму». Кулуарно распространяется информация, что Пашкунова давно рассматривала для себя этот «запасной аэродром». Опанасюк же не против сохранить за собой видимость статуса. Как сложится – пока неясно, но если кто-то из дам станет «омбудсменом», то вторая, очень вероятно, окажется в «советниках» – либо у Аксенова, либо у Константинова.

Обращает на себя внимание другое обстоятельство: «указов» об отставках пока нет, и это значит, что кадровые баталии за должности еще идут. Заявление же Аксенова, что он теперь лично будет курировать сферу Полонского, лишний раз доказывает юридическую безграмотность «главы Крыма», ведь теперь он – не член «совмина» и налицо попытка вмешаться в работу органа. Но на фоне происходящего это уже мелочи.


Рабочие лошадки и смотрящие из Москвы


Отставка таких знаковых персонажей как Полонский и Опанасюк заслонила собой первые назначения в «совмине». Еще 25 октября были продлены полномочия «вице-премьеров» Елены Романовской и Андрея Рюмшина, которые также получили в нагрузку через дефис должности «министров» - соцполитики и труда и сельского хозяйства соответственно. 

В этом случае речь идет о людях без политических амбиций, но с достаточным управленческим опытом, которые способны организовать работу и при этом не будут делать глупостей, допускать волюнтаризма, создавать вокруг себя напряжение. Такие себе «рабочие лошадки». Романовская – по квоте Константинова, Рюмшин – очень условно – по квоте Аксенова (в его пребывании в «совмине» большую роль играет мнение специалистов соответствующей отрасли).

А вот 6-7 ноября были опубликованы «указы» сначала об увольнении и назначении новых «вице-премьеров» – меньше суток понадобилось для согласования с «госсоветом».

Список новоназначенных не может не огорчать Аксенова – его людей там практически нет. 

Свои должности сохранили: Игорь Михайличенко (много лет проработавший в структуре Министерства обороны РФ и курирующий взаимодействие с «силовыми органами»), Георгий Мурадов (опытный российский дипломат, который будет продолжать исполнять роль «постпреда Крыма при президенте РФ»), Павел Королев (экс-замминистра экономразвития РФ, который параллельно контролирует расходование бюджетных средств из России) – и это типичные «смотрящие» из Москвы. 

К квоте Констанитинова следует отнести Юлию Жукову, которая продолжит кураторство вопросами ЖКХ и экологии. Типичный вариант «рабочей лошадки» представляет собой Ирина Кивико, которая также стала «министром финансов» - ее считают равноудаленной от всех групп (хотя ее первое назначение относили к протекции Константинова), к тому же – она сумела доказать свою полезность и эффективность Москве. 

Условно к орбите Аксенова можно отнести переназначенного «вице-премьера» Евгения Кабанова. Собственно, его появление в «совмине» немногим более года назад было попыткой прекратить монополию Константинова в строительной сфере, что частично удалось. Собственно, такая инициатива и вызвала напряжение в верхах крымской власти, которое проявляется и сейчас, в том числе – в кадровых вопросах. Но Кабанов – бизнесмен, а не чиновник. Тем более – у него нет давней истории отношений с Аксеновым, они ситуативные партнеры. Соответственно, их союз очень прагматичен и далеко не факт, что при изменении обстоятельств они будут страховать друг друга.

Такая расстановка сил упрочняет версию об усилении контроля Кремля за процессами в Крыму.

«Вице-премьерские» должности Опанасюк и Пашкуновой в равной степени может занять представитель квоты Константинова Наталья Маленко – и не приходится сомневаться в ее лояльности тому, что прикажут из Москвы, или что скажет Константинов поперек слов и указаний Аксенова. Отсутствие Полонского в «совмине» открывает дорогу к более вариативному руководству информационной политикой в регионе, когда монополия Аксенова на телевизор может быть поколеблена.

Конечно, не обошлось и без сюрпризов. 5 ноября на должность главы «госкомитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан» был назначен бизнесмен из строительной отрасли Альберт Кангиев. Собственно, крымскотатарский характер этой должности сложился еще с основания соответствующего ведомства в середине 90-х годов прошлого века и на ней, перебывали как представители Меджлиса, так и их оппоненты. Но – назначение Кангиева имеет особенное значение.

Потому как: Альберт Кангиев – это тот самый городской голова Белогорска, избранный в 2010-м году как представитель партии «Батькивщина» (кстати в ней состоявший, что тогда можно было назвать электоральной сенсацией в Крыму). Конечно, с течением времени Кангиев мимикрировал и в 2012-м стал членом Партии регионов. Но момент истины для чиновника настал в 2014 году, когда он публично отказался проводить «псевдореферендум» 16 марта и призвал не участвовать в нем, называя происходившее неконституционными действиями. Депутаты горсовета Белогорска, где большинство было у Партии регионов, быстро мэра от должности отрешили. 

Однако в этом году, уже после «выборов» 8 сентября, стало известно, что Кангиев руководил «штабом «Единой России»» в Белогорске, и данный факт комментаторы отнесли к его коммерческой заинтересованности. Назначение же Кангиева в «правительство» свидетельствует о том, что строительная составляющая работы этого «ведомства» будет ключевой. Может и Аксенов от этого что-то получит. Как бы то ни было, политический диссонанс налицо.


Как уже писало QHA media, до формирования нового "совмина" Аксенов затеял мало кому понятный конкурс «Твое правительство», согласно регламенту которого кандидаты на должности должны были писать эссе, сдавать тесты и проходить собеседования, а потом – еще и участвовать в открытом интернет-голосовании. Но на практике ничего подобного не произошло. Что это значит? Не то ли, что Аксенову прямо дали понять: терпеть волюнтаризм и кумовство в кадровой политике никто в Кремле больше не будет и выбор невелик – либо соглашаться на условия Москвы (при этом на ее стороне играет и команда Константинова, давно обиженная на Аксенова за пять лет притеснений), либо – готовиться на выход самому. И не важно, что второй срок только начался, важно чтобы он не стал первым тюремным.