«Звуковому строю кримськотатарської мови більше відповідає латиниця»: журналіст і член Меджлісу Бекір Мамут

Публікації
Алла Трапезова
24 Вересня 2021, 09:01
Алла Трапезова
24 Вересня 2021, 09:01

День назад в правительство Украины приняло историческое для крымских татар постановление «Об утверждении алфавита крымскотатарского языка на основе латинской графики». О том, как данное решение поможет развитию культуры крымских татар, отрыву от «русского мира» в интервью «Крымским новостям» рассказал журналист, общественный деятель, главред газеты «Къырым», член Меджлиса и делегат Курултая крымскотатарского народа, экс-декан факультета крымскотатарской и турецкой филологии Крымского инженерно-педагогического университета, кандидат филологических наук, член украинского центра международной правозащитной организации «ПЕН-клуб» Бекир Мамут.

Поделитесь Вашим видением: что позитивного принесёт переход на латиницу крымским татарам?

Переход крымскотатарского, надо сказать, древнего языка, который ещё упоминается в литературном памятнике, кстати, в одном из первых наших национальных литературных памятников – «Юсуф и Зулейха» Махмуда Къырымлы, который предположительно написан где-то в десятых годах 13-го века. Там, кстати, говорится о «Къырым тили».

Так вот начиная с середины двадцатых годов, мы знаем, что появилась необходимость, и это было такое политическое решение, и как мы потом увидели это было такое переходное решение. Никто с самого начала не собирался застревать на латинице, а конечной целью этой серии реформ алфавита тюркских народов, которые проживали на территории тогда ещё СССР, это был переход на кириллицу, чтобы обеспечить определённую доступность к прочтению этих языков. Поэтому вопрос о переходе на латиницу, он хотя и был инициирован политическими властями того времени, но как большинство учёных лингвистов тогда склонилось к тому, что звуковому строю тюркских языков, в том числе и крымскотатарского, больше соответствует именно латиница.

Но я могу сказать, что с тех пор ничего не изменилось, и крымскотатарский язык, понятное дело, остаётся таким, которому в значительной большей степени подходит строй латиницы.

Это было подтверждено на конференции 1992 г., которая была обозначена и запланирована ещё на второй сессии второго Курултая в 1991 году. Когда эта очень представительная научная конференция состоялась, она всего лишь подтвердила этот факт соответствия и утвердила к этому времени разработанный из нескольких вариантов алфавита на основе латиницы тот, которым мы сейчас в общем-то пользуемся. Потому что он, многие это знают, отличается от той латиницы, которая использовалась на протяжении примерно чуть больше 10 лет в Крыму перед войной.

Первое основание, для того чтобы нам перейти с кириллицы на латиницу, безусловно, это большее звуковое соответствие латинице. Я хотел бы ещё привести такой факт, что кроме большого звукового соответствия, латиница для нас и более экономный вариант алфавита.

Один из наших читателей ещё 30 лет назад, после решения этой конференции, когда газета «Къырым» выходила форматом А2 – это примерно 25 000 знаков. И вот читатель посчитал, это был Евгений Марченко, и определил, что из 25 тысяч знаков примерно 900 являются лишними… Это в основном, конечно, были твёрдые знаки, которые сопровождают звуки нъ, гъ, къ, и ряд других, написание которых было дифтонговым. За счёт этого наш язык письменно становился менее объёмным.

Есть конечно и политическая составляющая в этом вопросе. Но я думаю, и по утверждению учёных, и по утверждению общественных деятелей то, что латиница является для нас более приемлемым алфавитом, за последние 30 лет только подтверждалось.

Скажется ли переход на латиницу на консолидации крымских татар в оккупированном Крыму и за рубежом?

Если бы мы все успешно и массово пользовались латиницей в письменном общении, которое стало чрезвычайно активной формой: переписки, литература, печатная пресса, конечно, мы бы с нашей гигантской диаспорой и в вопросе печатной культуры, культуры письменного языка, объединились бы и гораздо лучше понимали друг друга.

Потому что для них представляет очень большую сложность, им нужно специально учиться для того, чтобы понимать нашу сегодняшнюю кириллицу. Многие этого делать не хотят по разным причинам. И конечно, на этот вопрос можно ответить только положительно, это однозначно.

Поможет ли латиница крымским татарам «оторваться» от «русского мира»?

Письменность – это часть культуры, и она сама по себе другой культуре ущерба не наносит. Есть политики, которые своими действиями хотят насаждать свою культуру, чтобы она доминировала.

Например, русская литература или часть прессы, пусть даже где-то в прошлом, которую можно было бы читать, и в которой сохранились интересные для нас сведения, касающиеся нашего народа, то в этом смысле я думаю, кому это будет интересно он сохранит знания кириллицы, чтобы читать тексты на русском языке.

Я не думаю, что это нужно представлять, как часть чего-то такого с угрожающим акцентом. Представляют угрозу не сколько сама кириллица, сколько доминирование русского языка в окружающем мире. Многие соотечественники, к сожалению, начиная с детского сада, а дальше – на работе, попадая в условия русскоязычной среды, легко её принимают, пользуются в значительный ущерб, а иногда просто в губительный ущерб для своего родного языка.

Я считаю, что в этом смысле алфавит сам по себе, и в частности, кириллица, какого-то решающего влияния не имеют. И мы переходим на латиницу не для того, чтобы оторваться от кириллицы, повторюсь, мы исходим из того, что латиница для нас гораздо приемлемее, чем кириллица.

Поможет ли переход на латиницу молодёжи крымских татар легче изучать европейские языки и работать за рубежом?

Я бы на этот вопрос тоже ответил где-то в духе того, что я говорил по поводу предшествующего вопроса. В школе изучаются иностранные языки. Детей с детского сада и даже если начать с того момента, когда они воспринимают какие-то знания из окружающего мира, очень легко научить латинице. И если в детском саду будут группы с использованием иностранного языка или в школе в обязательном порядке будут изучать, то консолидироваться достаточно легко.

Вопрос возможно будет стоять психологически в другом, что мы, как большинство арабов, часть китайцев, отдельные восточные народы, т.е. чья письменность основывается на совершенно других знаках, они, тем не менее, чтобы быть интегрированными в мировое коммуникационное сообщество, изучают языки, хотя латиница для них совершенно чуждая.

Поэтому, это не создаёт какую-то проблему, и наличие кириллицы нас до сих пор никоим образом не тормозит. Действительно, великая часть мировой культуры и ее речи, которая основывается издревле на латинице, тоже стала частью нашей культуры. Вот в психологическом плане это будет, наверное, работать позитивно. А в части стимулирования изучения, я бы не стал это совсем отвергать, но я думаю, что не это важно.

Да, есть фактор, что переход на латиницу – он, наверное, прежде всего для молодёжи, которая больше тянется к европейской культуре и, соответственно, алфавит подавляющего большинства европейских народов, в том числе Турции, будет для нас гораздо ближе.