«Самый массовый акт преследования в Крыму за последние 8 лет», — активистка про судебные прения против активистов «Крымской солидарности»

Новости Украины и мира
Асіф АлієвQHA
17 января 2022, 12:47
Асіф АлієвQHA
17 января 2022, 12:47

Сегодня в Южном окружном военном суде начнутся судебные прения по делу журналиста Ремзи Бекирова, правозащитника Ризы Изетова, активистов Раима Айвазова, Фархода Базарова и Шабана Умерова, арестованных в марте 2019 года.

Об этом сообщила правозащитница Лутфие Зудиева.

Она отметила, что вместе с ними по одному уголовному делу проходят сразу 25 крымских татар.

«Это самый массовый акт преследования в Крыму за последние 8 лет. Почти все подсудимые — активисты «Крымской солидарности». Ещё на этапе следствия, перед самым судом, их разделили на 5 подгрупп, что, с точки зрения адвокатов, само по себе является «квазиюридиеской процедурой». Одни и те же материалы дела в суде слушаются по 5 раз. Одни и те же скрытые свидетели выступают по 5 раз. И, соответственно, будет 5 групп судебных прений, 5 групп приговоров. 25 огромных сроков заключения — за политические и религиозные убеждения», - рассказала она.

Она отметила, что сегодня прокурор запросит для них сроки и никто не ждет из зала хороших новостей.

Напомним, 27 и 28 марта в аннексированном Симферополе и его окрестностях, Белогорском и Красногвардейском районах оккупированного Крыма, а также в Ростовской области России прошли обыски и задержания крымских татар. Их подозревают в принадлежности к запрещенной в РФ (но не в Украине) партии Хизб ут-Тахрир. Во время обысков были задержаны более 20 крымских татар, одним из которых был Ремзи Бекиров. Во время задержания силовики применяли грубую физическую силу.

В сентябре 2019 года 15 фигурантов «дела Хизб ут-Тахрир», задержанных в марте («вторая симферопольская группа»), этапировали из СИЗО в Ростовской области России в оккупированный Крым.

Как сообщали «Крымские новости», российский Южный окружной военный суд отстранил фигурантов «второй симферопольской группы» в «деле Хизб ут-Тахрир» от участия в «процессе» из-за того, что подсудимые использовали родной крымскотатарский язык.